Удиви меня!

7 Августа 2013
Текст: Юлия Большакова
Еще недавно Чарли ле Минду, одержимый дизайном волос с раннего детства, делал прически всем желающим прямо на вечеринках в ночных клубах. Сегодня он участник Недели высокой моды в Париже, любимец Ланы Дель Рей и Леди Гаги, а волосы – материал его невероятных арт-объектов.

Чарли ле Минду

Шорты, клетчатая рубашка, клеевые ботинки и куча татуировок, сделанных в весьма несознательном возрасте и поэтому не несущих глубокого смысла. С виду Чарли больше похож на хипстера, чем на человека, которые недавно представил на суд зрителей уже третью коллекцию на Неделе высокой моды в Париже. А между тем молодой человек, которому еще нет тридцати, занимает должность авангардного креативного директора в Urban Retcat Spa в лондонском универмаге Harrods, служит послом L’Oreal Professionnel во Франции, где запустил собственный лак для волос, сотрудничал с такими известными фотографами, как Эллен фон Унверт, Дэвид Симс и Ник Найт, и работает стилистом для Vogue. Визитная карточка Чарли — селебрити, прибегающие к его услугам. Первой поп-звездой стилиста стала Кристина Агилера (Чарли в тот момент было всего 17), сегодня он работает над образом мамы монстров Леди Гаги и Ланы Дель Рей, по которой сходит с ума весь земной шар. А Чарли и этого мало — двери ему открывает мир искусства. 

— Ты всегда знал, что будешь парикмахером? 
— Я всегда был одержим волосами. В 6 лет начал причесывать Barbi, в 13 стал работать в салоне своей тети, потом учился во Французской Академии Волос. А в 17 лет переехал в Берлин без денег и знания языка и отправился в ночные клубы и бары, где делал прически прямо во время вечеринок. 

Чарли ле Минду

— Когда твоей настоящей страстью стали парики и шиньоны? 
— Друзья часто приходили в гости в мою берлинскую квартиру и просили сделать им супер длинные волосы. С этого и началась моя любовь к парикам. В 16 лет я начал работать с первыми звездами в моей карьере — группой The B-52’s. Затем Peaches захотела шестиметровый парик для одного своего клипа. Моя работа со звездами сложилась именно благодаря Peaches, которая просто представила меня всем — в этой индустрии очень многое значат связи и контакты. И немножко талант, конечно (смеется). 

— Какие сложности возникают в работе со звездами? 
— Чаще проблемы бывают с обычными, но очень богатыми клиентами. А со звездами нет проблем. Они дивы, у которых быстро меняется настроение, но я знаю, как с ними работать. Если у нас возникают проблемы, я говорю, чтобы они пошли проветриться и возвращались через пару часиков. Правда, иногда могут возникнуть технические проблемы. Например, когда звезда находится в туре и на протяжении нескольких недель не находит времени для того, чтобы помыть голову с шампунем. Такой клиент может стать проблемой. На самом деле я тоже не самый простой человек, со мной нелегко работать. 

Чарли ле Минду

— Откуда ты берешь вдохновение для своих коллекций? 
— Не хочу звучать пафосно, но меня вдохновляют сильные женщины, чей образ иногда даже пугает: немецкая певица Нина Хаген, испанская актриса Рози де Пальма, Peaches. Мне хочется отобразить их сверхсилу в своих коллекциях. 

— Кто клиент твоей мечты? 
— Французская звезда Ариэль Домбаль. Она очень худая, у нее убрано несколько ребер, вставлены импланты, и при этом Ариэль выглядит очень сильной. Я обожаю женщин, которые обращаются к пластической хирургии. 
А еще танцовщицы кабаре Crazy Horse очень крутые! Я делаю парики для их шоу и дружу со всеми девочками. Они, на мой взгляд, идеальные женщины! 

— Твой отец был цыганом. Дает ли о себе знать кровь кочевого народа, текущая в твоих жилах? 
— Конечно! Я не могу долго задерживаться в одном месте, люблю путешествовать, смотреть мир и знакомиться с новыми людьми. Меня вдохновляют разные культуры.

— Этим и обусловлены твои постоянные переезды? Франция казалась консервативной? Креативный Лондон звал слишком сильно? 
— Теперь я начинаю думать, что Лондон намного скучнее и очень консервативен. Клубная и андеграундная культура во Франции просто потрясающая! Я всегда переезжаю в новые города: Париж — Берлин — НьюЙорк — Лондон. Но сейчас я хочу вернуться обратно в Париж. 

Чарли ле Минду

— Pop-up салоны в Берлине, салон в Harrods — это идеальная форма работы для тебя или ты еще не открыл салон своей мечты? 
— Думаю, идеальная концепция еще не придумана. Для меня очень важно, чтобы в моих работах присутствовало искусство. Сейчас я занимаюсь скульптурой и сотрудничаю с музеями. Например, недавно в парижском Музее науки проходила выставка, посвященная Африке, для которой мы делали парики. Сейчас я работаю над выставкой Alexander McQueen в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке, а через полгода откроется выставка в МоМА, но пока я бы не хотел о ней рассказывать (улыбается). 

— Тогда расскажи, кто из современных художников тебе нравится? 
— Джеф Кунс, Фрида Кало и многие не очень известные художники. Мне нравятся в первую очередь не творцы, а их произведения. 

— Кем ты считаешь себя больше: парикмахером, кутюрье или шоуменом? 
— Мне часто задают этот вопрос, но я не знаю, как на него ответить. Я создаю Haute Coiffure, что переводится как высокая мода для волос. Это направление появилось в 90-х, когда Одиль Жильбер работала для Жан-Поля Готье. Я бы не сказал, что я шоумен, хотя иногда люблю музыку и даже выкладываю очень забавные ролики на YouTube. Могу прислать тебе ссылку. 

— Какой реакции ты ждешь от зрителей на показе? 
— Наверное, одежда из волос для кого-то становится потрясением, но некоторым кажется любопытной. По сути это почти то же, что носить мех. Я бы не сказал, что все образы, созданные мной, очень экстремальные или экстравагантные. Но практически никто не остается равнодушным к тому, что я делаю. Я не хочу шокировать людей, но мне важна максимальная реакция. Я хочу удивлять. 

Чарли ле Минду

— Какая реакция была самой неожиданной? 
— Отрицательная — когда люди были настолько встревожены шоу, что покидали зал, не досмотрев показ до конца. Самая приятная — когда люди плакали от переполнявших их эмоций. 

— В качестве материала ты использовал не только человеческие волосы. В одной из твоих коллекций были шляпы из тушек крыс и мышей. Какие неожиданные материалы хотелось бы еще использовать? 
— В Испании есть художница, которая делает произведения из кожи умерших людей. Это уже чересчур. А так я себя не ограничиваю. 

— Как твое творчество должно повлиять на мир? 
— Сейчас люди подражают поп-звездам, мне кажется, что это неправильно. Я не ставлю цели что-то поменять, но хотелось бы, чтобы люди больше веселились и не зацикливались на одном стиле. Вот почему я так много работаю с париками. Иногда клиенты в Harrods, в том числе русские, просят сделать им креативную стрижку. А я не люблю стричь, потому что считаю, что всегда можно использовать парики как альтернативное решение. 

— Опиши себя в трех словах. 
— Впечатлительный. Цыган. Люблю веселье.
Добавьте эту статью:
« Назад в раздел
Влюбись, если осмелишься
Влюбись, если осмелишься
9 Сентября 2013

Дочка французского мима Марион Котияр влюбила в себя не только претенциозный Париж, но и свела с ума скупых на похвалу американских киноакадемиков, став главной иностранкой в Голливуде.

Старшие и младшие.
Старшие и младшие.
19 Августа 2013

Старшие и младшие дети — они то дружат, то соперничают, то поддерживают друг друга, то ссорятся так сильно, что не знаешь, как их помирить. Но они все равно любят друг друга, потому что они родные братья и сестры.

Никогда не поздно
Никогда не поздно
16 Августа 2013

Это трудно, интересно, заманчиво, потому что открывает множество возможностей, не прожитых по разным причинам в юности. Все больше женщин решаются сделать это – родить после сорока.

Выбор президента
Выбор президента
16 Августа 2013

Произведения искусства способны преобразить пространство. Кроме того, созерцание таких предметов дарит удивительные ощущения! «Покровский пассаж» представляет коллекцию эксклюзивных интерьерных аксессуаров.

Плохой-хороший Мэтт
Плохой-хороший Мэтт
13 Августа 2013

Мэтту Дэймону не привыкать оказываться в непростых ситуациях. То он представал перед нами в образе потерявшего память агента Борна, то – одним из друзей авантюриста Оушена, то он, как рядовой Райан исчезает где-то в Нормандии… На этот раз красавчика Мэтта забрасывают аж в 22 век и в другой мир, имя которого – Элизиум.


Дорогое удовольствие для iPad

кот-купон.рф