Ставлю на кино

31 Января 2013
Интервью: Елена Бальбурова
Фото: Влад Локтев
Здание гигантского кинокомплекса «Главкино» на Новой Риге сияет всеми цветами радуги и выглядит в заснеженном пейзаже необычайно позитивно. На сегодня «Главкино» — любимое детище Федора Бондарчука, непростой инвестиционный проект, которому еще только предстоит окупиться.

Фёдор Бондарчук

На парковке у главного входа в «Главкино» — ажиотаж, по коридорам носится костюмированная массовка, а в исполинских размеров съемочных павильонах идет запись. Знакомый голос… Киркоров? Точно — 1 канал снимает главное новогоднее шоу страны. Кинокомплекс занимает 33 тысячи квадратных метров, превосходит по площадям студию «Мосфильм» и оснащен по последнему слову техники, включая полный 3D-тракт. 
«До кризиса мы планировали, что 40% загрузки будет приходиться на кино, — объясняет Бондарчук своим фирменным мягким баритоном. — Но время начало диктовать другие правила: телевизионные каналы изменились, перспектива дефицита ТВ-контента в связи с увеличением числа цифровых каналов приобрела качественно новый уровень. Поэтому сейчас «Главкино» процентов на 90 работает на телевидение». 
Комплекс открылся в марте 2012 года и сразу начал с большого телепроекта — «Битва хоров» для канала «Россия 1». 
«Я признателен, конечно, Антону Златопольскому (генеральный директор телекомпании «Россия». — Прим. ред.), что он поверил в «Главкино», ведь это же гигантское шоу воскресного прайма, прямой эфир! Картинка по техническим характеристикам сильно превзошла то, что идет сейчас на телевидении. Плюс работа английской режиссерской команды и невероятно талантливый продюсер экстра-класса Марго Кружавска — в итоге проект дал отличные рейтинги! Сейчас на студии уже снимает 1 канал, здесь стоит ТНТ, снимали Comedy Battle, здесь и MTV, и 3 канал, здесь снимала Наташа Бондарчук «Снежную Королеву» с американским 3D-юнитом». 
Съемки для «Дорогого удовольствия» Бондарчук предложил провести здесь же, в одном из павильонов. Общаться за кофе — у себя в кабинете с лаконичной обстановкой и наружной стеной из прозрачного стекла. Два соседних точно таких же кабинета, очевидно, принадлежат соучредителям — Константину Эрнсту и Игорю Бачурину. Впрочем, отцы «Главкино» не сидят на месте... У Бондарчука, прибывшего на съемку с завидной пунктуальностью, день тоже расписан по минутам. 

Фёдор Бондарчук

— Федор, значит из «Главкино» пока получилось «ГлавТВ»? А задумывали русский Голливуд?
— Русский Голливуд — это понятие, которое я не люблю, если честно. Чтобы говорить о русском Голливуде, нужна сформировавшаяся индустрия, а у нас, к сожалению, больше проблем, чем достижений и фильмов. Конечно, мы картины делаем, и есть фильмы, которые привлекают зрителей в кинотеатры и дают им поводы для дискуссий. Например, у маленькой картины «Два дня» рейтинг на «Кинопоиске» 8,3 и 80% положительных отзывов — это очень много, а прокатные результаты были слабые. Такой же рейтинг у «Духless» — самой кассовой картины 2012 года. Это наши фильмы, а есть «Елена» Звягинцева и Роднянского, есть «Дом» Погодина и «Высоцкий» Буслова и Эрнста... Но при этом отсутствие единого электронного билета, тотальное пиратство и малоэкранье — две с небольшим тысячи по сравнению с 35 тысячами экранов Америки — это, конечно, смешно. Так что русского Голливуда пока не получается. 

— Я думала, вы будете менее критичны к отечественному кинематографу… 
— Так ведь я часть этого кинематографа, и как бы я того ни хотел, проблем больше, чем радостей! Мы сейчас только выходим постепенно из кинематографического безвременья, которое длилось с конца 80-х и «вымыло» целые блоки кинопрофессий, кино было производить просто не на что. А если мы вспомним, что российский прокат вообще начался по сути в 2004 году с картины Владимира Ивановича Хотиненко «72 метра», когда вообще впервые заговорили о кинотеатральных сборах, впервые расписывали российскую картину, впервые Константин Эрнст занимался рекламной кампанией русского фильма, то 8 лет и два кризиса для кинопроката нашего кино как бизнеса — это все-таки еще очень мало. Хотя общие сборы перевалили за миллиард долларов, и Россия стала четвертой территорией в мире по сборам в кинотеатрах. 

— Насколько я поняла, вы планировали привлекать к работе на мощностях «Главкино» иностранных кинопроизводителей. Но мы не лидеры по кинотехнологиям, наши актеры котируются преимущественно на внутреннем рынке, а в России нет налоговых льгот для кино, чем же тогда привлечь иностранцев? 
— А вы уже ответили на вопрос! Без всего этого и, в первую очередь, без налоговых льгот идея работать с иностранцами утопична! У нас очень дорого снимать. 

Фёдор Бондарчук

— Вот «Анну Каренину» с Кирой Найтли хотели изначально снимать в России — Петербург, натура. Но бюджет не позволил… 
— Да что далеко ходить за примером! Картину «Последняя станция» с Хелен Мирен и Кристофером Пламером о последних днях жизни Льва Толстого, одним из продюсеров которой был Андрей Сергеевич Кончаловский, снимали не в России, потому что не смогли себе этого позволить. Посмотрим, какова будет судьба письма на имя президента по поводу налоговых льгот. Это инициатива «Главкино», подписались «Мосфильм», «РВС», «Студия Горького», «Ленфильм», «Свердловская киностудия». 

— Насколько это реально, по-вашему? 
— Не знаю. Я давно уже не понимаю, что у нас происходит… Я, например, не понимаю, почему у нас единый электронный билет не работает. 

— А что это такое вообще? 
— Крупные российские сети кинотеатров работают с софтом rent-a-track: любой купленный тобой билет виден в общей системе — такая отчетность дает стопроцентное понимание, сколько человек пришло в кино. То есть эта программа защищает от «серых» билетов, у тебя не воруют. Но это только крупные сети. А в целом по стране сейчас по разным оценкам от 30 до 50% билетов в кинотеатрах — «серые». Система единого электронного билета, в которую очень значительно вложился нашими же с вами деньгами прежний менеджмент Министерства культуры, — она не только не работает, но еще и не коннектится с этим «рент-а-траком»! Я знаю, что Владимир Мединский, наш новый министр культуры, когда разобрался с проблемой единого билета, у него волосы дыбом встали. Государство оказывает поддержку кинематографу и государственные же деньги уходят в итоге налево. 

— Тогда получается, что рейтинги и заявленные кассовые сборы с картин тоже не соответствуют действительности? 
— Рейтинги — здесь все прозрачно. И очень уважаемый мной ресурс «Кинопоиск» отражает рейтинги вполне реально. А кассовые сборы — да, они неточные. К тому же чудовищное пиратство, которое, конечно, губит прокатную судьбу русских фильмов. Вы представьте, если картина сразу же в идеальном качестве попадает в сеть! Какой там второй уик-энд? Один бы уик-энд продержаться — уже хорошо! 

— И тем не менее наше кино делает сборы. Вот «ДухLess», например. Кстати, который это «самый кассовый фильм года» на вашем счету? 
— Третий. До этого были «9 рота» и «Обитаемый остров». И еще было 3-е место по кассовым сборам у фильма «Жара», который собрал 16 миллионов. 

— Картина «Духless» очень сильно отличается от романа. Там, можно сказать, от него одно название осталось… 
— Да, но в этом случае я рад, что Сереже Минаеву фильм понравился. 

— Федор, как в вас уживается актерское и менеджерское? Это ведь совершенно разные вещи, в одном человеке трудносовместимые… 
— Я тоже об этом думал… Наверное, это было требованием времени. Я ведь начал свой путь в кино со студии, которая занималась музыкальным видео и рекламой, что на тот момент было делом новым. Я помню, что снял в 93-м году рекламу «Супримэкс», наверное, в первой тройке рекламных роликов, вообще снятых в стране. Вокруг студии организовалось сообщество режиссеров — Рома Прыгунов, Филипп Янковский, и операторов — Максим Осадчий, Сережа Козлов. Это уже была студия со своими новыми правилами. 

— Вы ведь нигде не учились управлению? Хотя, конечно, выросли в киносреде… 
— В среде — да, но устроенной по-другому. Мой отец никогда не занимался организацией производства, менеджментом, финансами. С одной стороны, он был абсолютно далек от этого, а с другой — руководил Первым творческим объединением на «Мосфильме» и разводил многотысячные батальные сцены у себя на площадке. Для нас же все это совпало со временем новых возможностей в стране, мы ведь параллельно со студией сразу же начали и клубную деятельность. Открыли один из первых ночных клубов в стране — «Галерея Арт-Пикчерс». Это потом уже появились и «Белый таракан», и «Пилот» Антона Табакова. Потом были клубы «Булгаков», «Инфант», следом пошли ресторанные проекты… Мы занимались этим, потому что в то время денег на кино найти было просто невозможно. 

— Вы сняли клипы всем популярным исполнителям — от Ветлицкой до Пугачевой и Киркорова. В ранние 90-е еще не было музыкального телевидения, только сборки на видеокассетах. У нас в головах еще не было картинки «правильного» музыкального видео. Откуда она была у вас? 
— А вот из этих самых VHS-видеокассет! Из этих самых музыкальных сборок, записанных с музканалов, которые мы смотрели часами как кино! 

Фёдор Бондарчук

— В 2012 году был разыгран грант Сергея Бондарчука-старшего, на котором студенты презентовали свои проекты экранизаций, а жюри по итогам 3-минутной презентации нужно было решить, какая экранизация будет иметь успех, а какая нет. Как вы это определяете? 
— Основная аудитория кинотеатров сейчас — это 15–25 лет. Я спрашиваю всегда: «Для кого вы делаете это кино?» Если вы хотите образовывать массового зрителя, то это благородная цель, но здесь должно быть участие Министерства культуры и государства, а если вы хотите собрать деньги с рынка, то, к сожалению, у нас это не пойдет. Кино может воспитывать, но не всегда мы можем позволить себе образовывать зрителя за свой счет. 

— Ваш сын, Сергей Бондарчук-младший, продолжит кинодинастию? 
— Шанс у него такой есть, а что из этого выйдет — я пока не знаю. Пусть парень решает сам. 

— Вы на экране демонстрируете роскошную физическую форму. В «Про любоff», например, выныриваете из бассейна эдаким Аполлоном. Неужели хватает времени на спортзал? 
— Не хватает, к сожалению, но спорт — это единственное, что меня приводит в чувства в сегодняшнем времени и ритме. 

— Как вы вообще отдыхаете? 
— Честно? Я не отдыхаю. Вообще. 

— На самом деле, Федор, количество ролей и проектов, которые вы ведете, плотность вашего присутствия в светской жизни и в жизни вообще вызывает вопрос — не прибегаете к услугам двойника? 
— А вы уверены, что это я сейчас с вами разговариваю? Глаза у Бондарчука загораются бесовскими огоньками. Ему явно нравится эта идея: ведь двойник — это так по-киношному! А кино — пусть проблем в нем и больше, чем радостей — похоже, самая большая его страсть.
Добавьте эту статью:
« Назад в раздел
А вот и Дженни
А вот и Дженни
12 Февраля 2015

Ни грамма косметики и плюс несколько лишних килограммов — довольно рискованный шаг для появления на экране 45-летней актрисы. Но Дженнифер Энистон знает, что делает — ее новая роль в картине «Торт» получила весьма благосклонные отзывы критиков, которые за столь смелый эксперимент прочили ей номинацию на «Оскар».

Выставка образовательных программ
Выставка образовательных программ
23 Января 2015

21 февраля в отеле Holiday Inn состоится 12-ая ежегодная выставка «Образование за рубежом», которую организует компания «Аэровектра».

Победа в престижном конкурсе
Победа в престижном конкурсе
19 Января 2015

Компания «Интерьерный бутик «Хрусталь» стала в этом году победителем премии, которая представляет лучшие компании и бренды из различных сегментов индустрии роскоши.

Крепкого здоровья в новом году
Крепкого здоровья в новом году
19 Января 2015

Здоровье — один из главных приоритетов для каждого человека. Более 9 лет мы заботимся о вас и ваших близких», — Елена Канаева, директор семейной клиники «Репромед».

Кутюрных дел мастер
Кутюрных дел мастер
18 Декабря 2014

Автор роскошных кутюрных творений и любимец знаменитостей, дизайнер Тони Уорд, представленный в России в Crocus Atelier Couture, устроил мировую премьеру собственной весенней коллекции pret-a-porter в Москве в рамках Mercedes-Benz Fashion Week, а заодно рассказал нам о ЖанеПоле Готье, ливанских обычаях и разновидностях гламура.