Раздолбай - имя собственное

16 Июля 2013
Текст: Оксана Рыжкова
Несколько лет назад все зачитывались книгой «Похороните меня за плинтусом», автором которой стал Павел Санаев, сын актрисы Елены Санаевой, внук Всеволода Санаева и пасынок Ролана Быкова. Собственно, обо всей этой знаменитой семье он и написал в «Плинтусе». О популярности этой книги, ее экранизации, о своей работе в кино, а главное — о новой, долгожданной для многих книге Павел рассказал «Дорогому удовольствию» в эксклюзивном интервью.

Павел Санаев

— Павел, расскажите, пожалуйста, о своей новой книге — «Хроники Раздолбая»? 
— У меня давно родилась идея этого романа, и первые наброски были сделаны еще в конце девяностых. Это смешная и драматическая жизненная история. История девятнадцатилетнего Раздолбая, который формировался и строил планы в одной стране, а потом страна за три дня поменялась, и он оказался в совершенно иных условиях. Эти перемены совпали с его собственным периодом взросления и становления в жизни. Вот так, если в двух словах. Но мне кажется, краткое описание сюжета — дело неблагодарное. Если бы я сказал вам, что «Похороните меня за плинтусом» — это книга о мальчике, который живет у бабушки и бабушка его ругает и в то же время любит, вы едва ли решили бы, что книга стоящая. Важно ведь не только что написано, но и как. «Плинтус» был написан смешно, достаточно увлекательно, а в конце разворачивалась драма. За это книгу и полюбили. «Хроники» приготовлены по такому же рецепту, потому что этот рецепт мне самому нравится — сам люблю смеяться и переживать, когда читаю. Роман представляет собой дилогию и будет состоять из двух книг — сейчас выходит первая, а вторую предстоит еще написать. Но в первой книге есть законченный сюжет, она подводит черту под большим жизненным этапом главного героя, так что ее можно смело читать как самостоятельное произведение. Тем более по объему эта книга втрое больше «Плинтуса». 

— Можно ли назвать ее продолжением «Похороните меня за плинтусом» и, если да, насколько она автобиографична? 
— Книга выходит под названием «Хроники Раздолбая. Похороните меня за плинтусом-2», но это самостоятельная история. Там нет дяди Толи, нет известной всем бабушки. Однако по стилю роман очень похож на «Плинтус», и, скажем так, «вкус текста» там получился примерно такой же. Поэтому можно сказать, что «Хроники Раздолбая» — это продолжение истории Саши Савельева, который вырос и стал Раздолбаем. Насчет автобиографичности — без комментариев. 

— Сложно ли было психологически браться за новую книгу, учитывая такой успех предыдущей? 
— Если бы, написав «Плинтус», я думал: «Надо бы мне еще что-нибудь написать, а то негоже оставаться писателем одной книги», то было бы очень тяжело. Наверное, даже невозможно, потому что, как справедливо сказал мой первый издатель Игорь Клех, «такие книги не пишутся, а рождаются». Я и не рвался ничего писать, лишь бы написать, и занимался в свое удовольствие кино. Но так получилось, что во мне стала рождаться еще одна книга и писать ее я стал потому, что она требовала выхода. Она заставила себя написать, не спрашивая, как я себя психологически чувствую. 

— Как вы сами оцениваете результат, вы довольны? 
— Не сочтите за бахвальство, я дико доволен! Я вам так скажу, «Хроники» — это та книга, которую мне самому было бы в кайф прочитать. Она стала бы одной из моих любимых книг. Если она хотя бы половине читателей «Плинтуса» понравится так, как нравится мне, я буду счастлив. 

— Кто ваши главные критики и рецензенты? Показываете ли вы кому-либо книгу до ее публикации, чтобы услышать мнение о ней? 
— Кроме издателей книгу читали двое моих друзей, жена и один очень близкий знакомый, тоже писатель, мнение которого мне было особенно важно. Все сказали, что книжка получилась «круче "Плинтуса"», и эта оценка дорогого стоит, потому что самое трудное — выиграть соревнование с самим собой. 

— Поговорим о вашей первой книге, наделавшей столько шуму. Читающее сообщество разделилось надвое: одни были в восторге от «Похороните меня за плинтусом», другие обвиняли вас в том, что вы «вынесли сор из избы». Что вы можете сказать последним? 
— Во-первых, надвое — это 50 на 50, а в случае «Плинтуса» соотношение где-то 80 к 20, а то и 90 к 10. Тем 10–20 процентам читателей, которые упрекают меня в «выносе сора», я хочу сказать, что совершил ошибку, когда в ответ на вопросы: «Ой, Павел, а что в этой книге правда» — начал простодушно разбирать текст и объяснять — вот это было, а вот этого не было. В итоге все забыли мои объяснения, и некоторые стали считать книгу чуть ли не бытописанием семьи Санаевых. В таком случае надо и Достоевского подозревать в покушении с топором на старушку. Поэтому в отношении второй книги ответ на вопрос: «А много ли в ней авто биографического» — всегда будет «без комментариев». Нельзя подвергать художественное произведение анатомическому разбору. 

Павел Санаев с женой

— Как вы отнеслись к экранизации книги, почему отказались ее режиссировать? 
— Отказался по нескольким причинам. Не захотел тратить два года жизни, чтобы еще раз рассказать историю, которую уже рассказал. Предпочел снимать масштабный экшен, на съемках которого мог большему научиться в профессии режиссера. По результатам экранизации скажу так — могло быть лучше. Как можно поставить спектакль лучше, чем было сделано в Балтийском доме, я даже не представляю, а вот как можно было лучше снять фильм — представляю очень хорошо. 

— Ваша карьера в кино начиналась с роли в фильме «Чучело», затем вы занимались синхронным переводом иностранных фильмов, наконец сняли несколько молодежных фильмов, как режиссер и сценарист. Тяга к кино досталась вам по наследству от родителей? 
— Не знаю, как она досталась, но она есть однозначно. Кино меня очень сильно влечет. 

— Кем вообще вы себя больше считаете: писателем, режиссером, сценаристом? 
— Снимать кино мне нравится больше, чем писать, но в то же время я понимаю, что писать у меня получается лучше. Дилемма! Мне в любом случае надо писать вторую книгу дилогии, так что еще года два я буду «считать себя писателем», а дальше хотелось бы полностью посвятить себя кино и выйти на достойный уровень. 

— Разные писатели по-разному себя дисциплинируют: «ни дня без строчки» или страница в день… У вас есть какая-то норма, как вообще выглядит обычный день писателя? 
— Я старался писать каждый день, но много дней по разным причинам выпадало — были какие-то поездки, между делом я снял короткометражный фильм, чтобы «руки не забыли». Но 80 процентов времени из тех двух с половиной лет, что я писал эту книгу, я старался работать за столом каждый день. Даже если совершенно не хотелось писать и я с утра понимал, что «не пойдет», то я все равно садился за стол, а не шел погулять, потому что знал по опыту — день погуляешь, два погуляешь, а потом не засадишь себя. Бывали дни, когда я мог несколько часов «протупить», а в последние два часа перед сном написать строчек десять. Думаю, это все равно было полезно, потому что на следующий день работа шла уже легче. Заключительные пять месяцев работы были самыми интенсивными — я почти каждый день писал по большому куску. Работал бы так все время — за год написал бы весь роман, но это была стайерская дистанция, и надо было разложить дыхание. А то получилось бы как в песне Высоцкого: «...на десять тыщ рванул как на пятьсот и спекся». 

— Недавно в интернете прочла запись допроса Бродского. Советский суд обвинял его в тунеядстве, мол, быть поэтом — это не работа. Приходилось ли вам сталкиваться с подобным отношением к писательству в современном обществе? 
— С таким — нет. Но лет в 26 я пришел в гости в малознакомую компанию, и женщина лет 30 спросила у меня: ну, а ты чем занимаешься? «Плинтус» был уже написан и напечатан в журнале, так что я смело ответил — я писатель. Она так хохотала! Чуть с дивана не упала. «Да какой ты писатель! В зеркало на себя посмотри, писатель выискался! Умора!» Она, наверное, думала, что писатели — это обязательно пожилые дядьки с хемингуэевской бородой.

— Понравилось ли вам в режиссерском кресле, собираетесь ли вы еще возвращаться к режиссуре? 
— Мне вообще ничего так в жизни не нравится, как снимать кино. Поэтому, конечно, собираюсь возвращаться. 

— Ваша супруга — фотомодель, недавно у вас родилась дочка. Как вы чувствуете себя в роли молодого отца, что для вас главное в семейной жизни? 
— Быть в роли отца — это замечательно. Гораздо лучше, чем представляется, когда ты молодой и свободный смотришь на папашу с карапузом и думаешь: бедняга, ни в клуб ему с друзьями сходить, ни оторваться. Когда появляется ребенок, в сознании укладывается какой-то очень важный кирпичик, без которого башня личности, оказывается, сильно пошатывается, только этого не замечаешь, пока она не встанет, как надо. Что касается семейной жизни — знаете, я не хочу говорить банальных слов про любовь, понимание и взаимную поддержку, потому что все это возможно только тогда, когда встречаешь по-настоящему своего человека. Найти такого человека не трудно, а очень трудно. Я могу поделиться мыслями, которые кому-то, возможно, помогут такого человека найти, но объема интервью для этого не хватит. Об этом будет во второй части моей дилогии — в книге «Хроники Раздолбая-2».
Добавьте эту статью:
« Назад в раздел
А вот и Дженни
А вот и Дженни
12 Февраля 2015

Ни грамма косметики и плюс несколько лишних килограммов — довольно рискованный шаг для появления на экране 45-летней актрисы. Но Дженнифер Энистон знает, что делает — ее новая роль в картине «Торт» получила весьма благосклонные отзывы критиков, которые за столь смелый эксперимент прочили ей номинацию на «Оскар».

Выставка образовательных программ
Выставка образовательных программ
23 Января 2015

21 февраля в отеле Holiday Inn состоится 12-ая ежегодная выставка «Образование за рубежом», которую организует компания «Аэровектра».

Победа в престижном конкурсе
Победа в престижном конкурсе
19 Января 2015

Компания «Интерьерный бутик «Хрусталь» стала в этом году победителем премии, которая представляет лучшие компании и бренды из различных сегментов индустрии роскоши.

Крепкого здоровья в новом году
Крепкого здоровья в новом году
19 Января 2015

Здоровье — один из главных приоритетов для каждого человека. Более 9 лет мы заботимся о вас и ваших близких», — Елена Канаева, директор семейной клиники «Репромед».

Кутюрных дел мастер
Кутюрных дел мастер
18 Декабря 2014

Автор роскошных кутюрных творений и любимец знаменитостей, дизайнер Тони Уорд, представленный в России в Crocus Atelier Couture, устроил мировую премьеру собственной весенней коллекции pret-a-porter в Москве в рамках Mercedes-Benz Fashion Week, а заодно рассказал нам о ЖанеПоле Готье, ливанских обычаях и разновидностях гламура.