Год уцелевшей семьи

1 Сентября 2009

О том, как финансовый кризис отражается на семейных отношениях, рассуждают шеф-редактор журнала «Дорогоеoe удовольствие» Елена Бальбурова и психолог, преподаватель Санкт-Петербургского университета, писательница Елена Колина.

Лена Бальбурова: То, как финансовому кризису противостоит мировая и российская экономика, очень активно обсуждается в прессе. А я предлагаю поговорить о том, как выживает в нем семья. Я очень хорошо помню кризис 98-го года и помню, что именно тогда распалось множество семей наших знакомых. Это были по большей части молодые пары с маленькими детьми, пары, в которых мужчина занимался бизнесом и на которого свалились большие проблемы. Не думаю, что кризис и развод были простым совпадением. А вы, Елена, согласны с тем, что семьи склонны рушиться именно в периоды кризисов?

Елена Колина: Любой кризис, необязательно финансовый, — это повод для развода. Даже рождение ребенка в семье может стать переломным моментом. Мужчина перестает быть центром внимания жены, он к этому не готов — и пожалуйста! Отъезд в эмиграцию, смена страны — тоже кризис. Практически все семьи моих знакомых, уехавшие в свое время из России, распались. Почему? Потому что им пришлось очень трудно! Женщина, как правило, адаптируется лучше и быстрее. Она смотрит на своего мужа и видит, что он не справляется. А мужчина в такой ситуации склонен впадать в депрессию. Выдержать это очень сложно обоим. А финансовый кризис — естественно, это предпосылка!

ЛБ: Вот год назад, в самом начале кризиса, в ходу был печальный анекдот: «Дорогая, нам придется продать наш пентхаус в центре Москвы и переехать временно к маме в Бутово. Ты ведь все равно будешь меня любить?» — «Конечно, дорогой! А уж как буду скучать!»

ЕК: Разумеется, если спросить любую женщину — меня, вас, кого угодно: «Готова ли ты вынести финансовые трудности?», мы скажем: «Конечно, я готова!» При чем здесь наша любовь, семья?! Никто не скажет: «Я ушла от него, потому что он поял работу или бизнес». Никто не станет так формулировать проблему!

ЛБ: Вы имеете в виду, никто не станет формулировать так на словах? Но ведь и на деле расстаться только потому, что не стало денег или их стало меньше — это ситуация из анекдота, не из жизни...

ЕК: Конечно. Вот давайте посмотрим, что происходит во время кризиса. Мужчина не просто зарабатывает деньги. Его профессиональная деятельность — это дело его жизни, самое главное, как бы нам ни хотелось, чтобы самым важным были для него любовь и семья. Мужчина так устроен! И если в этом деле он чувствует себя несостоятельным, если возникают трудности и проблемы, то для мужчины начинает рушиться мир. А это естественно влияет и на его психологическое состояние, и на сексуальный статус. Что чувствует женщина? «Он стал совершенно невозможным! У него все время депрессия! Мне плохо, мне тоже трудно, я волнуюсь, я переживаю, а ему на меня совершенно наплевать. Он меня не поддерживает!» И так далее. Мы хотим, чтобы в этой трудной ситуации мужчина стойко держался сам и еще немножко приплясывал перед нами, заботился и поддерживал. А мужчины слабее нас, хорошо, если они вообще держатся и не впадают в истерику. Мы тем временем не получаем необходимой нам эмоциональной поддержки, и отношения начинают портиться. Копится взаимная обида, разочарование, появляется злость и даже агрессия.

ЛБ: Значит, женщина должна не ждать от мужчины поддержки, а вместо этого проявить чудеса мудрости и поддерживать его сама?

ЕК: В такой ситуации действительно очень многое, если не все, зависит от женщины. Поверьте мне, скорее Луна упадет на Землю, чем мужчина придет и скажет: «Мне плохо, мне трудно. Мне очень нужна твоя поддержка, без тебя я не справлюсь». Женщина должна понять это и почувствовать сама.

ЛБ: Хорошо, но ведь женщине тоже и страшно, и тревожно.

ЕК: А давайте разберемся, чего боится женщина и чего — мужчина. Вспомните, какая у мужчин была первая реакция на кризис? У меня большой круг общения в бизнес-среде, и я могу сказать: реакция была ужасная! Сильный, уверенный в себе мужчина вдруг становился истериком. Потому что, как я уже сказала, у мужчины рушится дело его жизни, а значит рушится мир. Даже если уменьшение доходов еще не влияет на уровень его жизни, никому не грозит умереть от голода и все запланированные поездки состоятся. Дело не в конкретной сумме денег, а в страхе перед тем, что дело, которому он посвятил жизнь, может рухнуть. Женщина, если, конечно, она не партнер мужа по бизнесу, как правило, не знает, что именно происходит. В ее мире все спокойно до тех пор, пока снижение доходов существенно не коснется ее привычного образа жизни.

ЛБ: То есть пока речь идет о неких финансовых проблемах, для женщины довольно абстрактных, пока проблемы не касаются денег «на жизнь», роль женщины — защищать тылы. Хорошо, если она не знает и не ведает, что происходит. А если она в курсе дел мужа? Если она знает, какой завод у него убыточный, знает, что на нем висят большие кредиты. Или знает, что перед самым кризисом он вложил деньги в какой-то новый проект. И она говорит: зачем ты брал эти кредиты? Зачем ты в это ввязался? Чем ты думал?

ЕК: Вот это крайне разрушительная стратегия! В любой ссоре недопустимый прием — «хождение назад». «Зачем ты это сделал там, куда уже невозможно вернуться?» — это тупиковая постановка вопроса. Поэтому очень важно, прежде чем обвинять и вообще что-то говорить, задать себе два вопроса: «Почему я это делаю?» и «Чего я этим хочу добиться?» На первый вопрос очень легко ответить. Я делаю это потому, что мне больно и обидно, потому что мне страшно за себя и за детей, потому что все это несправедливо, потому что я этого не заслуживаю. Таких «потому что» можно привести миллион. Гораздо сложнее ответить на другой вопрос: зачем я это делаю? Я хочу разрушить отношения? Хочу развестись, хочу остаться одна? Я хочу, чтобы он пустил себе пулю в лоб? И если ответ «нет», то нужно немедленно менять свое поведение. На любовь, терпение и поддержку.

ЛБ: Мнe кажется, пары с большим стажем, пережившие немало трудностей и предыдущий кризис, сейчас уже достаточно мудры и выносливы, чтобы поддержать друг друга. Но вы сказали любопытную вещь, что есть разница в восприятии ситуации у женщин и мужчин. Для женщины настоящий кризис начинается тогда, когда — элементарно — денег перестает хватать на то, чтобы поддерживать ее привычный образ жизни.

ЕК: И это в первую очередь касается обеспеченных семей. Знаете, мой писательский, психологический и жизненный опыт говорит о том, что гораздо сложнее выдерживают кризис состоятельные люди. Дело в том, что люди, которые живут скромно, подсознательно считают, что трудности им положены, что так может быть, что так чуть ли не должно в жизни быть! Когда в паре с небольшим достатком мужчина теряет работу, женщина склонна сказать: «Ничего, проживем. Ну, побольше картошки посадим». Она готова к трудностям подсознательно.

ЛБ: Ну, знаете, состоятельные люди в нашей стране — тоже не потомственные лорды, у которых в семье уже пять веков никто не работает! Все еще помнят, как картошку окучивать...

ЕК: И тем не менее. По моему опыту, в среде состоятельных людей все воспринимается более драматично. Женщина, привыкшая к определенному уровню комфорта, не склонна говорить: «Ничего, пустяки!» Она говорит: «Как же мы поедем в три звезды, если мы всегда ездим в пять? Это невозможно!»

ЛБ: Мне кажется, дело здесь не в состоятельности. Абсолютно любому человеку трудно смириться с переменами к худшему! Я сама лучше вообще никуда не поеду, чем поеду в плохой отель. А если говорить об отказе от привычного уровня жизни, то это, по-моему, в первую очередь касается не поездок и не покупки сумок Louis Vuitton в Милане, а затрат, от которых очень сложно отказаться, потому что касаются других людей. Семья с высокими доходами — это, можно сказать, небольшое предприятие, в котором есть водитель, и не один, есть няня, есть домработница, личный тренер и так далее. Люди, которым нужно платить зарплату. Если дети учатся за рубежом, то это существенные расходы на школу. И вот если бюджет семьи уменьшился настолько, что все это нужно как-то «оптимизировать», «выдергивать» ребенка из школы, если рушится выстроенная схема повседневной привычной жизни, тогда можно действительно впасть в панику.

ЕК: Все это так. Но давайте посмотрим с другой стороны: все живы и здоровы, никому не придется ночевать на улице. Тогда задайте себе вопрос: почему мы впадаем в панику?

ЛБ: Наверное, потому что проблемы касаются очень близкого круга, детей, нас самих...

ЕК: Да, потому что перемены вторгаются в очень интимную, личную сферу. Проблема не в том, что мы не можем обойтись без водителя или тренера. Можем. Суть в том, что обстоятельства, меняя наш привычный образ жизни, начинают превращать нас в другого человека, которым мы становиться не хотим! Это проблема на уровне личности, самоидентификации. Что здесь можно посоветовать? Работать с собой. Нужно сказать себе: «От того, что изменилось мое материальное положение, я не стала хуже. Я достойный человек». Надо взять листок бумаги, это вообще очень правильно — записывать, переходить на письменное общение с самим собой, и написать: «Я — жена, у меня есть любимый муж, я мама — у меня есть чудесные дети, я дочка — у меня замечательные, искренние отношения с родителями. Я красавица и выгляжу моложе своих лет. Я остроумная, я душа компании». Все ценное, что есть, нужно прописать.

ЛБ: И убедиться, что все это никуда не делось, что все это не зависит от изменений в материальном положении?

БК: Да, убедиться в том, что вы, как личность, остаетесь сами собой. Что все, о чем вы переживаете — изменяемо, поправимо. А вот для семейных отношений губительно, если женщина начинает обвинять в своих бедах не обстоятельства, а лично мужчину, который ее в такую ситуацию «завел».

ЛБ: Знаете, если говорить о женщинах, то, мне кажется, с проблемой сокращения семейного бюджета способна справиться любая из нас. Нужно только немного времени на то, чтобы адаптироваться. Женщины у нас в стране сильные, закаленные и все умеют. Но я хотела бы обсудить еще один очень важный аспект проблемы — дискомфорт, который мы, попав в сложную финансовую ситуацию, начинаем испытывать по отношению к людям своего круга. У нас ведь не принято рассказывать о таких проблемах, делиться. Наоборот, все стараются делать вид, что все в порядке. И вот смотрите: у друзей дети уехали в Англию на все лето, а у вас — в деревню к бабушке. Кто-то зовет вас отдыхать на Сардинию, а вы говорите, что некогда. А на самом деле просто нет денег. И что вы испытываете? Стыд!

ЕК: Вот вы сказали ключевое слово: «не рассказывают». А ведь есть очень простая техника — вербализация собственных переживаний. И она отлично работает в ситуации, когда вы чего-то стыдитесь. Если стыдно, значит, вы что-то скрываете. Если скрываете — вы уязвимы, вы в слабой позиции.

ЛБ: А вы советуете ничего не скрывать? Рассказывать все, как на духу, жаловаться и вызывать сочувствие?

ЕК: Не все хотят сочувствия. Проблема еще и в этом. Люди хотят выглядеть достойно. Так вот, занять открытую позицию — это куда более достойно, чем притворяться, когда все и так все понимают. Люди боятся выглядеть несчастными, они этого стесняются. Но открытая позиция сближает с другими людьми и позволяет чувствовать себя достойно. Парадокс, но это работает! Приведу простой пример. Представьте, что мы сейчас беседуем с вами, а я вчера что-то не то съела, и мне постоянно приходится нашу беседу прерывать. Я говорю, что мне нужно то покурить, то позвонить, и выгляжу при этом смешно и подозрительно. Какие чувства я у вас вызываю? Недоумение, насмешку, неприязнь. А если я говорю вам: «Послушайте, у меня вот такая проблема. Извините, но мне опять придется срочно выйти». На что я могу рассчитывать? На понимание. На то, что с этого момента я в вашем лице приобретаю союзника! Вы мне еще и таблетку предложите. Мне в любом случае станет легче. Это примитивный пример, но суть техники в этом.

ЛБ: Наверное, это действительно работает, если речь идет о взрослых людях, которые изначально доброжелательно друг к другу настроены. А как быть с чувством вины перед детьми? Ведь одно дело отказывать в чем-то себе, а другое дело — детям. Для многих родителей это очень болезненно.

ЕК: Если мы говорим не о маленьких детях, а о школьниках, подростках, то ответ очень простой — все рассказать и объяснить. Не в общих словах — у папы проблемы, кризис, а подробно, насколько ребенок сможет понять. И не свысока, а по-партнерски, на равных. Необходимо включить ребенка в семейный процесс. Ведь во многих семьях, и в моей тоже, дети не знают ничего. Они знают только слово «дай!» И когда взрослые говорят «нет», дети сами не в состоянии понять, почему, если им не объяснить.

ЛБ: И все же взрослые могут подсознательно бояться, что ребенок перестанет уважать, перестанет любить... Особенно, если они всю жизнь говорили: «Вот, бери пример с нас!» и вдруг сами оказались в очень сложной ситуации.

ЕК: Взрослые могут этого бояться, я понимаю, о чем вы говорите, но ребенок не может перестать любить родителей. Это немыслимо! Потому что детско-родительские отношения невероятно, на много порядков глубже, чем, скажем, отношения мужчины и женщины.

ЛБ: Прошлый год у нас в стране был объявлен Годом семьи. Вот 2009 год я бы предложила считать Годом уцелевшей семьи. Мне кажется, что многим семьям пришлось и сейчас приходится очень несладко.

ЕК: Все мы знаем, что трудности могут как разъединять, так и объединять людей, делать их ближе друг другу. И семье, чтобы пережить трудное время, нужно поддерживать друг друга и любить. Больше способов нет.
Добавьте эту статью:
« Назад в раздел
А вот и Дженни
А вот и Дженни
12 Февраля 2015

Ни грамма косметики и плюс несколько лишних килограммов — довольно рискованный шаг для появления на экране 45-летней актрисы. Но Дженнифер Энистон знает, что делает — ее новая роль в картине «Торт» получила весьма благосклонные отзывы критиков, которые за столь смелый эксперимент прочили ей номинацию на «Оскар».

Выставка образовательных программ
Выставка образовательных программ
23 Января 2015

21 февраля в отеле Holiday Inn состоится 12-ая ежегодная выставка «Образование за рубежом», которую организует компания «Аэровектра».

Победа в престижном конкурсе
Победа в престижном конкурсе
19 Января 2015

Компания «Интерьерный бутик «Хрусталь» стала в этом году победителем премии, которая представляет лучшие компании и бренды из различных сегментов индустрии роскоши.

Крепкого здоровья в новом году
Крепкого здоровья в новом году
19 Января 2015

Здоровье — один из главных приоритетов для каждого человека. Более 9 лет мы заботимся о вас и ваших близких», — Елена Канаева, директор семейной клиники «Репромед».

Кутюрных дел мастер
Кутюрных дел мастер
18 Декабря 2014

Автор роскошных кутюрных творений и любимец знаменитостей, дизайнер Тони Уорд, представленный в России в Crocus Atelier Couture, устроил мировую премьеру собственной весенней коллекции pret-a-porter в Москве в рамках Mercedes-Benz Fashion Week, а заодно рассказал нам о ЖанеПоле Готье, ливанских обычаях и разновидностях гламура.