Фактор публичности

31 Марта 2011
Текст: Юлия Лившиц
Фото: Ирина Подгорных

Фактор публичности

Они будят нас по утрам, влияют на настроение и планы на день. Их знают политики, бизнесмены и врачи. В их лицах вы можете прочесть больше, чем покажут по телевизору, потому что они и есть телевизионные лица. За круглым столом «Дорогого» самые публичные люди Челябинска. Ведущие городских телеканалов открывают читателям закулисные тайны.




Юлия Л.:
ребята, скажите, у тележурналистов действительно существует какая-то особая тяга к актерству и публичным выступлениям? Ведь у большинства людей все-таки присутствует боязнь камеры.
Павел: мне кажется, да. Отчасти работу в кадре выбирают те, кто любят, чтобы на них смотрели. Вы меня, коллеги, извините, конечно, но какой-то элемент эмоционального эксгибиционизма тут все-таки присутствует (смеется).
Ольга Д.: а вот я насчет эксгибиционизма не согласна! И насчет того, что телевизионный журналист должен быть актером. Наоборот, когда провинциальные телевизионщики начинают строить из себя звезду сцены, мне это немножко напоминает капустник. В кадре должен быть журналист! Хотя, конечно, он дОльга Дубровская, телеканал "Восточный экспресс"олжен знать русский язык, а не говорить «искрА» — это стало прямо фирменным словом одного из наших каналов.
А вот насчет оговорок и ошибок в кадре я вообще не переживаю. И ничего! Надо быть ближе к народу! Чтобы не думали — вон сидит там какая фифа накрашенная. Мы ведь, по сути, приходим к людям в постель! (смеется). Нет, правда! Дедушка варит кофе, бабушка вытирает пыль, а тут мы. Так что не надо важничать! Наше место не на сцене, а на тумбочке! (смеется).
Дмитрий: а я вообще в тележурналистике человек практически случайный (улыбается). У меня образования профильного вообще нет. В то время был дефицит мальчиков на ЧГТРК, и попробоваться предложили моему другу. Но он уже где-то работал, а чтобы место не пропадало, отправил меня на собеседование. Меня и взяли.

Юлия Л.: история прямо-таки театральная: пришел поступать вместо друга, и взяли!
Дмитрий: ну да, можно и так сказать. Прикрепили меня учиться к старшему товарищу. Он и говорит: «Сложностей, Дим, никаких. Главное, погромче читать!» Ну, я и читал — насколько мог громко, с расстановкой, с выражением. Пока один из звукорежиссеров не подошел ко мне и не спросил осторожненько: «Слушай, а че ты так орешь?» (смеется). Кстати, этим старшим товарищем был Вячеслав Холмс. Передаю сейчас ему привет.
Юлия С.: а я вот в журналистику попала из-за любви. Я была влюблена в Глеба Самойлова, солиста «Агаты Кристи»! Мне сказали, что журналистов пускают за кулисы, и я пошла во Дворец пионеров учиться на журналиста (смеется). Потом любовь к звезде прошла, а профессия осталась.

Павел Седов, телеканал "СТС - Челябинск"Юлия Л.: теперь вы и сами звезды. Вас узнают на улицах? Автографы просят?
Павел: да-а-а, конечно! Помню, подходят ко мне две девушки: «Ой, а можно с вами сфотографироваться?» Я говорю: «Конечно!» Они сфотографировались и опять ко мне: «Ой, а еще скажите, пожалуйста, кто вы!»
Дмитрий: а ко мне подходит как-то дядька на улице, смотрит радостно и говорит: «Слушай, ты же Турчинский?» (смеется). На самом деле, это все ерунда. Неприятно только, если совсем уж откровенно пальцами тычут.
Ольга А.: или, когда, подвыпив, мужчины лезут обниматься. Я тут имела неосторожность сходить в ресторан… А вот самые приятные узнавания — в ГИБДД!
Павел: да-да-да! И вообще с милицией — вернее, теперь уже с полицией. У меня как-то паспорт проверяли по какому-то поводу, и полицейский, поглядывая на меня, читает так весело, нараспев: «Паавел?» Я отвечаю: «Уху». «Седо-ов?» Я говорю: «Да!» Он: «Ведущий на СТС? » Я обалдел: «А что, там написано?» Он тем же тоном: «Не-ет, так видно…»
Ольга Д.: не знаю. Меня только кондукторша в 71-м автобусе узнавала. Я этим маршрутом два раза в день на работу ездила! (смеется).

Юлия Л.: есть ли у вас какие-то хитрости, позволяющие настроиться на предстоящий эфир? Может быть, приемы тренировки речи, чтобы, например, не тараторить.
Павел: а как ты будешь тараторить? Суфлер идет с определенной скоростью, и ты под него по темпу подстраиваешься. В некоторых студиях, правда, под столом есть педалька, и ведущий может контролировать процесс.
Ольга А.: если запись утром, язык еще не работает, в голове йогурт, тогда есть необходимость в небольшой гимнастике. Можно почитать вслух, например. Ну а если в середине дня, когда уже и по телефону поговорил, и кофе попил, то в особых тренировках нет никакой необходимости. Только вот перед эфиром я стараюсь не пить крепкий чай. Он обладает вяжущим действием.
Ольга Д.: а я вообще перед эфиром стараюсь не есть. Не могу после этого читать! Особенно, если съешь яблочко или что-то сладкое…
Павел: правда? Ой, как хорошо, что я ничего этого не знал! Очень люблю пожевать перед новостями (смеется).

Юлия Л.: скажите, а какой делают грим мужчинам-ведущим? Мне всегда это было интересно.
Дмитрий: тон, пудра…
Павел: реснички… (смеется).
Дмитрий: ну, с ресничек разве что стряхивают пудру. Хотя, помню, одно время у нас работала девушка-визажист, она всегда делала мне румяна! Я выглядел в кадре, как настоящий пупсик (смеется). Меня люди спрашивали: «Все нормально? Ты ничего себе не сменил?»
Павел: мне после эфира все время кто-нибудь да позвонит: «Ооо, тебя так накрасили!» Конечно, в жизни-то видят нормальным человеком, а тут с нашим визажистом попробуй, поспорь!

Ольга Аракелян, телеканал "Восточный экспресс"Юлия Л.: неужели вы не имеете права голоса? Если вам что-то не нравится в макияже и прическе, вы можете протестовать?
Павел: я не могу. Меня не слушают (смеется).
Ольга Д.: конечно, можем! Если мне что-то не нравится, умоюсь и заставлю переделать. Хотя, конечно, от оператора зависит не меньше, чем от визажиста. Ну, встань ты немного сбоку, чтобы носик выглядел не совсем уж украинским! Хотя за столько лет я уже на оператора не надеюсь. Сама стараюсь головку так чуть-чуть вбок, более выгодным ракурсом. Но все равно себе на экране редко нравлюсь. Стараюсь без необходимости не смотреть. А новости-то вечерние! Сядешь с мужем в романтической обстановке, включишь телевизор, и… обязательно себе настроение испортишь (смеется). Шучу, конечно. На самом деле, какая есть, такая есть.

Юлия Л.: а что, на ваш взгляд, считается в тележурналистике дурным тоном? По каким критериям, кроме знакомых лиц, вы сами отличаете местные новости от федеральных?
Ольга Д.: когда смотришь наши новости, ощущение, что сосед тебе рассказывает о том, что произошло за день. Но я бы не назвала это отличие дурным тоном. Скорее, в этом и состоит задача: федеральные где-то там, далеко, и рассказывают о чем-то абстрактном. А наши — ближе! Потому нас и смотрят. А вовсе не потому, что мы такие офигенские.
Юлия С.: федеральные новости, конечно, делают на высоком уровне. Но вот посмотрели бы вы какую-нибудь «Московию»! Московские региональные каналы часто снимают абсолютно провинциальные сюжеты. Плоские, как у практикантов.
Павел: хотя, конечно, с нашим протяжным: «про-огно-оз пОго-оды» надо как-то бороться.
Ольга Д.: а я как-то читала в студии новости, а на столе стояла пачка сигарет. Причем, не лежала, а именно стояла!
Павел: а внизу надпись: «Минздравсоцразвития предупреждает!» (смеется).
Ольга Д.: шутки шутками, но ведь режиссер и оператор должны отсматривать картинку!
Юлия С.: а я сидела в студии в пиджаке, а у меня вот тут, рядом, висел еще один пиджак.
Ольга Д.: а нам сделали для программы выгородку с постерами, и теперь у человека, сидящего в студии, над плечом изображение головы Сергея Давыдова. Выглядит забавно. Хотя на самом деле главное отличие, которое есть между нашими и федеральными каналами — качество техники и количество сотрудников. Там вместе с журналистом бегают и операторы, и «звукачи» с микрофоном-удочкой. А у нас, если я чуть задержалась в коридорах власти и не вовремя подоспела к синхрону чиновника, мне приходится в буквальном смысле слова падать с микрофоном на колени и подползать к человеку, чтобы сделать запись и не помешать остальным. Короче говоря, у нас журналист — и швец, и жнец.

Юлия Сутормина, телерадиокомпания "Южный Урал"Юлия Л.: а кого вы считаете самыми неудобными для интервью героями?
Юлия С.: наверное, человека неэмоционального, того, кто говорит правильные вещи дежурными словами. Его надо как-то вытащить из-под этой маски.
Ольга Д.: а вот снобов, наоборот, хочется как-то немного вернуть на землю. Вообще с эпатажными людьми общаться веселее.
Павел: у меня самым неудобным героем был Безруков. Тот самый, с придыханием: «Березки, березки...» Он и в обычной жизни разговаривает так же! Сел вот так вот, с нейтральным видом, и смотрит в одну точку. Ну, когда камеру включили, он, конечно, немного встрепенулся. Я его спрашиваю: «Сергей, а вы знаете, что на вас пародии делают?» Он отвечает полушепотом, с придыханием: «Та-та-та, народ меня любит…»
Ольга А.: а у меня Куценко был! Пришел на интервью явно с похмелья, повесил руки-ноги, и так и просидел. Только под конец голову приподнял, женское лицо увидел и немножко, вроде бы, оживился. Хотя вообще-то звезды сейчас к провинциальным выступлениям больше чем к столичным готовятся. Публика-то их здесь! В Москве никого и ничем не удивишь.

Юлия Л.: есть передачи, которые вы никогда не согласились бы вести?
Ольга А.: кулинарную! (смеется). Нет, правда! Мне ведь как-то задолго до «Вся власть кухарке» предлагали делать какую-то гастрономическую подборку. Но я тогда была непреклонна: никогда не буду женщиной на кухне! Но ситуация изменилась. Появился мужчина, для которого мне хочется готовить. И возникла кулинарная программа.

Юлия Л.: но раз есть такой мужчина, значит, есть вдохновение и для эротической программы? (смеется).
Ольга А.: «Кухарка» поначалу какой-то такой и была! Я столько замечаний получала за свой «чрезмерно сексуальный вид». А всего-то выходила в прическе, черной юбке и черных чулках… Да никто и не знал, что это чулки. Но вот так работало воображение… В общем, теперь я выгляжу в эфире прилично.
Юлия С.: нам на форум канала как-то написали: «А почему Юля не ведет какую-нибудь детскую программу? У нее бы получилось успокаивать детей!»
Ольга Д.: я как-то ехала с приятелем в машине, и он попросил меня почитать ему какую-то инструкцию. Я читаю, читаю, и вдруг он говорит: «Не могу понять, что-то так спать захотелось!» А потом догадались: сработал рефлекс! Он мои вечерние новости смотрит строго перед сном (смеется).

Дмитрий Туркин, телерадиокомпания "Южный Урал"Юлия Л.: а в опасные ситуации на производстве приходилось попадать?
Ольга Д.: я всегда боюсь в колониях снимать, когда там трудотерапию показывают. Сидят заключенные с огромными иглами, ножницами, ножами… Голову поднимают и на тебя зыркают!
Дмитрий: в нашу бригаду на молокозаводе взбесившийся охранник стрелял — вы, наверное, помните, шумное было дело. А я в Чечню ездил. Тоже волновался немного (улыбается). Хотя самое страшное было на «ГАЗели» ехать туда. Четверо суток в одну сторону и четверо в другую. Для меня это приключением было, немножко мальчишеской игрой. А что? Молодой, холостой. Интересно. Пока не узнал, что через неделю милиционеры, с которыми я ехал, взорвались на «уазике». Вот тогда и осознал, что все по-настоящему.

Юлия Л.: а запретные темы для вас существуют? О чем нельзя говорить с экрана?
Дмитрий: хорошая новость — не новость! (смеется). Шучу. Хотя, помню, мы были на съемках ралли где-то в Кыштыме, стоим возле поворота, и говорим: «А представьте, сейчас машина упадет! И мы это снимаем!» Только сказали — упали сразу две! Никто, слава богу, не пострадал. Но теперь мы со словами осторожнее.
Юлия С.: нельзя много крови показывать, аварии крупно, тела... Зачем это все? Мне такой цинизм некоторых каналов непонятен.
Ольга Д.: всегда нужно понимать: что именно ты хочешь сказать сюжетом? Нельзя просто выплескивать на зрителей свое плохое настроение. Но вот сейчас, подъезжая, я видела серьезную аварию маршрутки. Можно не портить настроение и промолчать. А можно предупредить, показать и надеяться, что тот, кто увидит, будет на дороге осторожнее. И эту дилемму нам нужно решать каждый день.

Благодарим за гостеприимство ресторан французской кухни La Rose D`OR
Добавьте эту статью:
« Назад в раздел
А вот и Дженни
А вот и Дженни
12 Февраля 2015

Ни грамма косметики и плюс несколько лишних килограммов — довольно рискованный шаг для появления на экране 45-летней актрисы. Но Дженнифер Энистон знает, что делает — ее новая роль в картине «Торт» получила весьма благосклонные отзывы критиков, которые за столь смелый эксперимент прочили ей номинацию на «Оскар».

Выставка образовательных программ
Выставка образовательных программ
23 Января 2015

21 февраля в отеле Holiday Inn состоится 12-ая ежегодная выставка «Образование за рубежом», которую организует компания «Аэровектра».

Победа в престижном конкурсе
Победа в престижном конкурсе
19 Января 2015

Компания «Интерьерный бутик «Хрусталь» стала в этом году победителем премии, которая представляет лучшие компании и бренды из различных сегментов индустрии роскоши.

Крепкого здоровья в новом году
Крепкого здоровья в новом году
19 Января 2015

Здоровье — один из главных приоритетов для каждого человека. Более 9 лет мы заботимся о вас и ваших близких», — Елена Канаева, директор семейной клиники «Репромед».

Кутюрных дел мастер
Кутюрных дел мастер
18 Декабря 2014

Автор роскошных кутюрных творений и любимец знаменитостей, дизайнер Тони Уорд, представленный в России в Crocus Atelier Couture, устроил мировую премьеру собственной весенней коллекции pret-a-porter в Москве в рамках Mercedes-Benz Fashion Week, а заодно рассказал нам о ЖанеПоле Готье, ливанских обычаях и разновидностях гламура.